5 мар. 2012 г.

Однобокая онкология

Понятна тяга бюрократии к простому решению проблемы, но «простота» оборачивается отсутствием необходимости у сертифицированного врача знаний даже в очень близких областях медицины. Итогом специализации (специалист справа по коридору - по правой ноздре, слева – по левой) является невежество, но не от тупости, глупости, плохого образования и т.д. Система не желает иметь дело с размышляющими специалистами, но только с теми, кто уяснил, что «шаг вправо, шаг влево – расстрел». Экстраполяция в медицине является методом незаменимым, но бюрократы по сути дела наложили на нее табу. Нет экстраполяции, так ее заменяют фантазмы и схоластика. Вот как раз против фантазмов и особенно схоластики бюрократы никак не противятся - пускай «ученый люд» развлекается.
С удивлением я неоднократно наблюдал яростные споры по типу «остроконечников и тупоконечников» в современном варианте. К примеру, у пациентки терминальная форма раковой болезни, приведшая к смерти в течение нескольких суток после госпитализации в клинику. В анамнезе: 10 лет назад имела место операция по поводу рака молочной железы, гистологический тип рака (на момент операции) не известен. При вскрытии выявлено: тотальное поражение легких и печени раковой болезнью. Установлена гистологическая форма рака – «недифференцированный рак». Обсуждение причин смерти привело к закипанию нешуточных страстей по вопросу: что это – первичный рак легкого или же метастазы рака молочной железы, оперированного ранее? Объективные доказательства в пользу того или другого варианта просто отсутствовали (особенно, если принять во внимание недоступность прошлого гистологического диагноза), но это никак не помешало «уважаемым коллегам» основательно переругаться, отстаивая только одну «научно» верную версию заболевания. Была привлечена иммуногистохимическая техника. Не буду утомлять читателя методическими тонкостями, но поверьте, при всем благоприятном стечении обстоятельств, скудные возможности имеющегося в распоряжении клиники иммуногистохимического анализа, никак не позволяли выявить тканеспецифические маркеры в полуразложившихся тканях и даже в теории разрешить схоластический спор. В процессе перепалки остался без внимания основной момент – как же пациентка дожила до такого конца? Пациент погиб, анализ причин, несомненно, необходим, но когда анализ сводится к обсуждению проблемы, которая никак не повлияет на жизненный путь каждого отдельного человека (человечества), - что это? Система существующего здравоохранения в данном случае не обеспечила (врачи здесь мало на что влияют) адекватной помощью.
 Медицинская же составляющая в приведенной проблеме сводится к гуманитарной и может быть оценена как циничность и безразличие, а схоластический спор – как глумление над памятью усопшей. Необходимо добавить, что спорщики сами по себе люди далеко не глупые, грамотные специалисты, многие «остепенённые», - вот только не избежали они радости пребывания в среде тинистого чрева бюрократии. Вспомним «ученые» споры при правлении в биологии академиков и лауреатов Сталинских премий Лысенко, Лепешинской (растирательницы гидр в ступочке) и т.д. – все та же схоластика и фантазмы.
Не перестаю удивляться наивности (это совершенно искренно) высокопоставленных медиков. Они способны не только ради интереса, но и для вполне утилитарных целей, а именно собственного здоровья, посещать разного рода «шаманов». Худеют, оздоравливаются, избавляются от рака, очищают организм, при этом платят немалые деньги за прием (а может и на «халяву»?). А поутру проснувшись «ничтоже сумняшеся» провозглашают и насаждают в родной подвластной аудитории «медицинских пролов» принципы «Советского здравоохранения». Так было 30 лет назад, 20 лет, 10 лет и сейчас, правда, без «Советского…». Ну как не двоемыслие от медицины! В онкологии среди бюрократов, видимо, был один приличный человек Н.Н. Блохин – он многим желающим до онкофантазмов «дал от ворот поворот». После смерти Н.Н. Блохина наблюдается фонтанирование «глобальных идей» диагностики, профилактики и лечения рака - все барьеры с отстойника нечистот оказались сняты. Главный принцип такого рода «глобальных идей» следующий: сделать диагностический тест (лечебный препарат) быстро и недорого, но обязательно с мгновенной выгодой.
В настоящее время в школьной программе наравне с прочими аксиомами фигурирует невозможность создания «вечного двигателя». В онкологии подобным «вечным двигателем» является идея создания «теста на рак» - всеобъемлющего, специфичного, простого, достоверного и недорогого. При этом в отличие от «вечного двигателя» невозможность создания подобного теста постоянно оспаривается на всевозможных уровнях. Простой народ и бюрократы в этом вопросе едины – они то знают, что «тест на рак» это реальность. Высокопоставленные бюрократы от медицины призывают создать таковой, энтузиасты из разных областей отечественной «науки» обещают быстренько его сварганить. Соображения бюрократов очевидны, если чудики сделают тест – слава бюрократам, простите, маститым ученым. В варианте не сделают – виноваты чудики от науки. Реальные деньги в проекты не вкладываются, но при этом «бумажки» с печатями об успешном прохождении клинических испытаний чудикам выдаются. Благо «бумажкам» никто не верит, но ведь никто и не проверяет. Да и тесты – где они? Любопытно, что клинические испытания зарубежных фармакологических препаратов на клинической базе хорошо оплачиваются зарубежными фирмами – это бюрократам известно из собственного опыта и, несомненно, благостно и понятно. Вновь двоемыслие? Да нет – просто прибыль должна идти в один поток, а слава «маститого» и так и так достигнет бюрократа.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...